?

Log in

Прекрасный 2016

Прошлый год начинался сюрреалистично. В стране победившего магического реализма – невероятной Индии – я танцевала на новогоднем шоу в столице штата Андхра-Прадеш, городе Хайдерабаде. Индусы не придумали ничего лучше, как поставить мое изображение с кастинг-фотографии на новогоднюю афишу города. И изображение скромной Настюшки в бразильской короне из карнавального костюма, издали напоминающей древнерусский кокошник, красовалось на рекламах города и входных билетах. «Вот это слава!», - скажете вы и улыбнетесь. Наверное, это и был пик моей танцевальной «карьеры» в Индии. Ведущие шоу называли меня громкими словами «International dancer». Я очень хотела найти афишу и забрать ее с собой на долгую память, но для истории заполучить мне удалось только этот снимок. Задник сцены, на которой происходило действие.


Фотка со мной в центре 2016 года. По бокам - боливудские певицы, принимавшие участие в шоу.

Через день карета превратилась в тыкву.  Я прилетела домой в Гоа, сменила карнавальные наряды на шлепки и шорты и продолжила трудиться скромным русским гидом. Возила людей на водопады к обезьянам и слонам, к статуе Шивы и на руины великих индийских империй.яркий год, полный всегоCollapse )
В минувшие выходные я принимала участие в необычном походе. Вместе с лесом, горными тропинками и красотой природы был еще ЭКСТРИМ! Мы стояли на битых стеклах, лежали на гвоздях, ходили и бегали в слепую, а в конце дня пробежались по тлеющим углям. Мозг не мог в это поверить. Мне пришлось пробежать по углям три раза для закрепления ощущений и веры в это. После дзен-похода в голове как будто стали рушиться границы сомнений и страхов, ограждающих мою жизнь от чего-то грандиозного и необыкновенного. Это были очень сильные ощущения. Как будто внутри росли крылья веры в свои большие силы. Абсолютно все участники похода - ОБЫЧНЫЕ люди, далекие даже от регулярных вылазок в горы. Не говоря уже о каких-то экстремальных практиках. Захотелось написать хороший осмысленный текст об этом. О наших возможностях, страхах, негативных эмоциях и приключениях на пути к СВОБОДЕ. Вдруг это вас вдохновит )

**********

Разбитые стекла, лежащие в куче на полу, громко хрустят под весом тела. Смотреть на это со стороны – довольно странно. Так и представляешь, как раскрошившиеся кусочки стекла прямо сейчас с резкой болью впиваются человеку в кожу. Но действо продолжается. Голой ногой на битое стекло становится сначала одна нога, потом – вторая. После первых секунд стояния затихает страх и наступает облегчение – стоять на стеклах действительно не страшно. Главное – не двигаться.



Read more...Collapse )
Однажды служанка нашла в доме хозяина золотую пуговицу и, боясь гнева помещика за якобы воровство, проглотила ее. Женщина оказалась беременной и у нее начал расти живот. Через девять месяцев служанка родила сына-Черепаху. Сын-Черепаха оказался смышленым и через два дня уже умел говорить и писать. Вскоре сына-Черепаху отправили пасти буйволов. Когда буйволов стало слишком много к сыну-Черепахе стали присоединяться хозяйские дочки. Младшая дочь влюбилась в Черепаху, потому что иногда тайком от всех он превращался в прекрасного принца, который умел летать, принц-Черепаха брал за руку младшую дочь помещика, и, пока буйволы паслись, они летали по небу...
В это же время на другом краю Вьетнама в горы отправилась и там заблудилась девушка - дуреха и неумеха. Она забрела в дом к огромным и страшным великанам, которые оказались людоедами. Людоеды не убили девушку, а оставили присматривать ее за своими малолетними детьми и даже накормили непонятным ужином – человеческим мясом (как потом оказалось). На чердаке дома людоедов она обнаружила полуживой скелет – жертву великанов. Бедняга истекал кровью и приказал девушке бежать, пока людоеды не откормили ее лущеной фасолью и не съели тоже. Девушка послушалась умиравшего беднягу и убежала. По дороге домой она встретила свою любовь – прекрасного крестьянина. С тех пор девушка стала примерной женой и не отлынивает от работы. А людоедов крестьяне поймали. С тех пор никто не беспокоит тех, кто отправился в лес за хворостом.
Вы еще читаете вьетнамские сказки?))) Тогда мы идем к вам.
Вьетнам без войны и американских бомб, без фильмов Стэнли Кубрика и миллионных кинопрокатов, без азиатской рутины бетонных городов и их трудоголиков, без Хошимина и даже вьетнамского коммунизма. В Хойане царит вьетнамская амнезия. Прекрасная, романтичная, стойкая. Как будто здесь современному Вьетнаму, уставшему за жизнь от реализма, нужно было срочно забыть все штампы о себе и впасть в измененное состояние сознания. А именно – сказочное.
Кажется, единственное, что хорошо помнит престарелый Хойан – это сказки. Атмосфера старинных желтых улиц настраивает на чудесный лад. Как будто здесь Вьетнам сладко оглядывается в прошлое и в нем засыпает, забыв все плохое.


Read more...Collapse )

Tags:

Третий день по чуть-чуть читаю офигенную книгу!
Всем, кто с почтением относится к АДВАЙТЕ. Всем, кому интересна природа нашего сознания и что вообще такое СОЗНАНИЕ. Всем, кто давно чувствует, что все-все в этом мире ЕДИНО - от вашей мысли до звездной пылинки на другом краю галактики. Что все - единое сознание, океан света. Что весь мир - это единая игра. Как идти в эту суть, в эту игру, чувствовать это в себе. Написано просто, легко, точно (как будто сложная физическая формула на доске расписывается), с иронией (иногда просто прекрасной, читаю и смеюсь), с потрясающими историями про живых индийских гуру, которым уже по 110, 120 или даже 150 лет! Чувствую, эта книга войдет в топ моих золотых хитов :) Не пропустите, мои друзья, если еще не читали. Всем советую очень-очень.

Вечер. Мягкие серые сумерки на серой улице уходят в гору. Через окна старого вычурного балкона льется вечер.  В большой квадратной комнате с высоким потолком горит яркий желтый свет. Иван, поджав ноги, сидит на кровати у окна и рассказывает о том, как он стрелял в людей.
Я смотрю на его яркие черные глаза, которыми он почти не моргает, этот пламенный и убежденный взгляд и не до конца верю тому, что слышу.
- И ты тоже стрелял? – переспрашиваю я его.  – Тебе тоже приходилось убивать людей?
Он не отвечает мне прямо, но по лицу я вижу, что – да.


Read more...Collapse )

Tags:

Если бы сказку про трех поросят Ниф-Нифа, Наф-Нафа и Нуф-Нуфа сочиняли во Вьетнаме, то Ниф-Нифа не обвинили бы в лени и недальновидности, не упрекали бы его за то, что он строил свой дом из соломы. Ниф-Нифа бы просто назвали мыонгом. Люди народности мыонг строят свои дома из соломы и живут в них, не боясь прихода Серого волка. К мыонгам можно было бы отнести и следующего поросенка – Наф-Нафа. Он строил свой дом из дерева. Мыонги используют технологии двух поросят – и Ниф-Нифа, и Нуф-Нуфа. И дома у них получаются соломенно-деревянные.



В тот день на переезде среди гор Южного Вьетнама я потеряла в автобусе свое единственное средство связи – телефон. Я сошла с рейсового автобуса на остановке в каком-то провинциальном городишке, чтобы ожидать следующий автобус. Сердобольная вьетнамка принесла мне по традиции детский пластиковый стульчик (они там все на них сидят). Я села на детский стульчик у дороги со своим рюкзаком – и поняла, что телефона у меня больше нет. Впрочем, он мне и не был нужен. Мне некому было здесь звонить и что-то по нему рассказывать.
 Потеря телефона очень точно символизировала абсолютную потерю коммуникации с внешним миром. Меня окружал сельский Вьетнам, который тотально не понимал меня, а я – тотально не понимала его. Потерянность и растворение в неопределенности росли с каждой минутой – и мне это стало доставлять даже удовольствие. Ни слова по-английски, ни знака на понятном мне языке. Я полностью выпала из мира своих слов и расчетов и с каким-то свежим, отрадным чувством пустоты и доверия поплыла по волнам провидения.прогуляемся по деревне с красивыми видамиCollapse )

Tags:

Другие люди: Робин

..- Это было в Лондоне. Иногда я приходил в кондитерскую, которая находилась напротив очень дорогого и известного отеля. Постояльцы отеля часто заходили туда. И я любил прийти в это место, сесть и наблюдать за людьми. Это было очень интересное занятие.  Можно было завязать необычные разговоры и даже знакомства.
Однажды я увидел там Одри Хепберн. Она не была еще известной актрисой. Но я знал, что она актриса. И мне очень захотелось пригласить ее на свидание.

- Робин, мне не верится! И ты ходил на свидание с Одри Хепберн!! Какой же она была?

- She was extremely charming. Extremely charming.. Она была очаровательной. Потрясающе очаровательной. И я понимал, что если мне не удастся ее рассмешить, то у меня нет шансов. Но я подошел к ее столику, сказал несколько шуток – и она рассмеялась. И разрешила мне сесть вместе с ней и есть пирожные. В ту пору ей было, наверное, чуть больше 20, а мне лет 15-16. И я сходил с ней на свидание. Раза четыре или пять. Конечно,  у нас не было ничего серьезного. Я просто гулял с ней.
***
Почти месяц Робин болел, кашлял и не выходил в свет. Джазовые вечеринки без шуток и танцев старика Робина были неполными, и все скучали по его прямой спине в толпе людей, задорной улыбке, прищуру веселых глаз из-под толстых очков, бокалу вина в легкой руке, шуток и заливистого смеха басом, который следовал за ними. Однажды, когда Робин выздоровел и пришел на джазовый вечер, мы весело танцевали, а потом он сказал мне: «Анастасия, мы не должны быть друзьями только для вечеринки. Нам надо как-то сходить на море, пообедать и поболтать о жизни». Я хитро улыбнулась и сказала ему «O-keey». Все были фанатами Робина. И я тоже.

И вот яркий день, зеленые пальмы млеют на гоанском солнце, красная земля жарит воздух снизу. Мы спешим на пляж, в тень спасительных шезлонгов со старыми матрасами и растрепанными сухими пальмовыми листьями вместо зонтика. Старик Робин еще кашляет и шатается от болезненной слабости, но старается держаться бодро.

Он ложится, заказывает себе холодную «Фанту» и пьет ее, болтая то о том, то об этом. Наконец, он пускается в путь и непринужденно начинает лить свои истории, одну за другой.  А вокруг меня постепенно блекнет и опускается на дно окружающий мир – незамысловатый индийский пляж, грубые торговки, лодки, рыбаки и туристы. А  вместо этого оживает и воскрешает из нереальных фантомов почти осязаемый и зримый мир - блистательный, богемный свет старой Индии и Европы.дальшеCollapse )

Два вечера в Сайгоне

Вечер. Я иду по шумным и ярким улицам, вдыхая город. Он новый, но только для меня. Кажется, меня впустили в середину фильма и сказали – «живи!», а остальные продолжили делать то же, что делали тут всю жизнь. Гулять с друзьями, сидеть в кафе на улицах, мчаться домой на байке по сумеречным проспектам.
Странные ощущения. Знать, что ты приехал в эту страну всего лишь пару часов назад. Из другой страны и другой столицы. Но на этот вечер именно эта страна и этот город – твой дом. И сумерки как будто смазывают границы пространства, расплывается точка на карте. На другом краю земли ты идешь по улице твердым шагом, дышишь земным воздухом, и ночные огни вокруг разливаются в желто-красные акварельные пятна.
Справа от меня, за высокой витой оградой – старинное белое здание – Сайгонская Филармония. И музыканты на лестнице деловито прощаются с друзьями и расходятся по домам после классов и репетиций, кто со скрипкой, кто с флейтой. И над всем зданием, и над людьми за оградой витает шуршание белых нот и аура высокой музыки. Красота.
Совсем рядом – дом поменьше.  Но это не умаляет его величия. В огромных окнах от пола до потолка, во всем своем черном и белом блеске стоят роскошные музыкальные исполины – рояли. И манят к себе войти.
За одним из них сидела девушка-вьетнамка с небольшой девочкой, разучивая песню «Happy birthday». Процесс шел медленно, и простую мелодию они повторяли снова и снова, много раз.
Когда они сделала паузу, я подошла к девушке и спросила:
- Простите, я умею играть на пианино, нельзя ли мне здесь поиграть?
- Сейчас идет урок, - ответила она, - приходите через час. Или завтра рано утром. Мы открываемся в семь.
Я пришла на следующий вечер.  Урока не было, и девушки тоже.  Войдя в магазин роялей, я сказала новому продавцу:
- Вчерашняя девушка разрешила мне здесь поиграть. Можно?
Он пожал плечами и предложил мне сесть за обычное пианино. Я улыбнулась самой молящей улыбкой  и попросила:
- А можно я сяду за рояль? Пожалуйста.

Он разрешил. И на следующие полчаса или минут сорок, пока у моих рук хватило памяти, у меня был свой рояль в Сайгоне.
И мне было так радостно и необычно от этой выходки. Чувство, что вы дерзнули сделать совсем чужой город своим – и  у вас это получилось. Как будто ненадолго он стал вашим тоже.

Ты сидишь, играешь, у тебя есть свое место, свое дело в этом вечернем городе. Ты играешь музыку, и ее шум сливается с ревом машин за окном и криками прохожих. Ты творишь в этом городе звук, даря его себе и городу. Как странник, плывущий в ночи, ты обрел на секунду свой остров, свою твердь. И твоя родная музыка стала для тебя костром, теплом, приютом и домом. Музыка приобщила это чужое пространство к себе и сделала его знакомым. Тем, что можно трогать, играть на ощупь и вспоминать много раз. Тем, что помнят наизусть пальцы невзирая на время.
И пока я играла на рояле, Сайгон все теплел и теплел для меня, и становился все более и более родным.  Чужой город, в котором жила я всего второй вечер.



Под катом - несколько фотографий вечернего центра
Read more...Collapse )
Неожиданно для себя легко нашла улицу Nguyen Trung Truc, которая вызывала у меня столько страхов. Я думала, она будет запутана в спруте сайгонских улиц в самом центре города. Когда я вошла в подъезд дома 01, где стояли грязные ведра и кислый запах уличной еды, а лестница закручивалась спиралью в мрачном сером пролете, завешанном проводами, я подумала: «Наконец-то, приключения начинаются! Прощайте скучные гестхаусы». Я шла в дом к настоящим вьетнамцам.




Но покрутившись на площадке второго этажа, я не нашла дверь, похожую на вход в квартиру или табличку Ngoc Dung. И мне пришлось спускаться обратно, чтобы попросить продавщицу уличной еды позвонить моей хозяйке. Она ответила и через минуту узким коридором я уже шла на постой.
Read more...Collapse )

Tags:

Камбоджийский рай

Ее компания в Амстердаме обанкротилась, и она уехала путешествовать.
- Надеюсь, когда я вернусь, они мне помогут найти местечко на каком-нибудь дочернем предприятии. Ха-ха-ха! Иначе мне крышка.

-Я врезалась тут в одного парня француза на острове, он печет блинчики по вечерам и зарабатывает себе на путешествие. Я тебя с ним познакомлю, он такой милый. У нас с ним роман.

Через два дня она рассказала мне, как здорово здесь плавать ночью в море с планктоном.
- Это так красиво! Это просто потрясающе! Тебе тоже надо попробовать!
Мы долго искали лодку, которая могла бы нас вывезти в ночное море под звезды, подальше от берега и огней. Но так ничего и не нашли. Тогда она решила попытать счастья на берегу и с разбега стала кидаться в черную ночную воду, нырять и уплывать все дальше.
- Смотри, ты видишь вспышки в воде? Это планктон! Это планктон светится! Видишь?!

Я видела эти редкие вспышки звезд в темной толще воды - и мне было так хорошо.

*******


Мы плыли на корабле, все больше удаляясь от унылого берега с желтым песком – потрепанного и запыленного города Сиануквиля – единственного приморского курорта Камбоджи. И вместе с берегом, кажется, навсегда удалялись и растворялись в пенной дорожке за бортом печальные равнины страны и бедные деревни на сваях, настороженный Пномпень с домами за высокими заборами и музеи смерти. Мы плыли совсем в другую жизнь – на острова Камбоджи.

Тут не было времени, истории и печали. И карма, кажется, была здесь совсем обнуленной. Как будто только что эти острова выросли из воды, на них появились леса, горы и  деревянные домики, и в этих домиках безмятежно зажили люди.
Здесь было только голубое море, белый песок, джунгли, ветер -  и огромное безбрежное  радостное «сейчас».дальше просто солнце и радость :)Collapse )

Profile

nastya_sevas
Настя Кравцова
Website

Latest Month

December 2016
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com