Гулять по воде со мной

    На Галилейском море стояла блаженная тишина. Его светлая голубая вода тихо лежала в широких берегах и спокойно смотрела в небо.  Тонкие белые облака нежно парили над землей, как пушистые крылья ангелов.
Умиротворение было настолько полным, всеобъятным и глубоким, что невольно казалось правдой: когда-то над его водой действительно пролился свет неземной любви.
Каждый молчащий на берегу камень, и растущие деревья, и легкие плески волн, и огромный простор над всем этим как будто вели в иную реальность и дышали миром другой высшей благости.



О Галилейском море, или озере Кинерет в Израиле, все мы слышали много раз, даже если этого не знали. Именно об этом озере под грустные звуки гитар и флейты поется в известной песне «Наутилуса»: «С причала рыбачил апостол Андрей, а Спаситель ходил по воде, И Андрей доставал из воды пескарей, а Спаситель погибших людей».
И стоя на берегу этого озера, глядя в его синюю даль, растворяясь в удивительном мире безмятежности, просто чувствуешь: да, чудеса возможны.


Collapse )

Назаретская деревня. Назад на 2000 лет

Названия "Назарет", "Галилея" или "Иудейская пустыня" всегда ассоциировались в моем сознании с чем-то очень старым, древним и атмосферным. Воображение рисовало пастухов, бредущих со стадами из долины в долину, каменные улицы древних городов, заполненные народом в длинных одеждах и грубую, простую посуду в окнах торговых лавок. А при словах "ветхозаветные времена" в душе могли всколыхнуться волны какой-то странной, глубокой тоски по давно ушедшим эпохам. Может, так проявляется тяга к корням? Не в смысле- еврейским корням (кажется, во мне их нет), а в смысле - тяга к общим человеческим корням, стародавним архетипам жизни, поведения и восприятия мира, которые уже никогда не повторятся.
Отправляясь в Израиль, я мечтала прикоснуться к атмосфере чего-то давно ушедшего, но еще живого. Но сделать это оказалось труднее, чем, например в Индии, где все еще существует живая машина времени. Израиль - страна очень современная и сознание и поведение здешних людей - уже довольно стандартно и космополитично.
Так было у меня и с Назаретом - городом детства и юности Иисуса Христа. Если дух средневековья среди каменных улочек старого города уловить еще можно, то атмосферу двухтысячелетней давности воображение рисует с трудом.
Многие историки считают, что две тысячи лет назад Назарета как города вообще не существовало, в официальных иудейских документах той эпохи его имя практически не встречается. Скорее всего, вместо города существовала деревня, в которой жило около 1000 жителей, а может и меньше.
На окраине современного Назарета одна из крупных христианских миссий воссоздала необычный исторический парк – Назаретскую деревню. После прогулки по старинному масличному саду, давнее прошлое начинает оживать более объемно и ярко. Люди здесь носят одежду той эпохи и встречают в жилищах, похожих на дом Марии, Иосифа и Христа.
Фоторепортаж "прикоснись к корням" из исторического места :)


Пастух и типичный загон для овец

Collapse )

Как я сгоняла в Вифлеем с ватиканским священником

Неожиданное приключение в Иерусалиме случилось под вечер второго дня.
Спускаясь с высокой и крутой Масличной горы на закате дня, я снимала в лучах заходящего солнца старые еврейские могилы, которые огромными ступенчатыми террасами раскинулись на всю ширину большого холма.


На фото - закат над Иерусалимом, вид с Масличной горы.


Мертвые в своих белых прямоугольных тумбах, освещенные теплым закатным солнцем, с высоты своего положения как будто продолжали смотреть на живых – другую часть старого города Иерусалима, с его стенами, куполами церквей, синагог и мечетей, раскинувшихся напротив. Так я спускалась по старинной узкой улице, слева были кладбища, а справа тянулись длинные глухие стены каких-то домов и церковных владений.
И тут в глухой стене справа я увидела зеленый просвет – ворота, напоминающие вход в еще одну церковь или монастырь. Честно сказать, за долгий день в Иерусалиме, я посетила такое количество церквей и храмов, что порядочно устала, и первой моей мыслью было просто пройти мимо. Но картина открывающихся зеленых террас почему-то манила меня войти. И я сделала, наверное, самый удачливый шаг за весь день. Я вошла внутрь ограды.

Collapse )

Весна для души. Ришикеш. Сатсанги Муджи (Продолжение)

Сегодняшний день надо запомнить. Наверное, у моего сознания случился прорыв – я вышла за границы себя – в бесконечное пространство.

***
..Под звуки музыки я вдруг почувствовала, что я полностью растворилась, и меня больше нет. А есть огромное единое пространство, в котором я одновременно ощущала себя телами других людей, верхушками далеких деревьев и кусочком неба, видневшихся из-под большого навеса.

 (Записи из дневника)


Collapse )

Весна для души. Север Индии. Сатсанги Муджи

Кто вы? Кто вы в сердце? Не то, что вы думаете про себя. А то, кто вы?
Мы часто смотрим на мир глазами непонимания. Мы смотрим на мир глазами личности, которая уже «искажена».
Муджи



Яркое солнечное утро. Нежный утренний свет, струящийся отовсюду - сбоку, снизу, от блестящей реки, изо всех щелей и прорех голубизны меж горами и домами рождает пространство цвета.
Цвета еще очень яркие и глубокие, с примесью золотых пылинок, кружащихся в солнечном свете. Они вам первыми расскажут, как хорошо проснуться в этом дне. Радостный, звонкий, чистый, утренний индийский мир.



Светло-серая дорога уже деловито гудит и, извиваясь, уходит под гору. Машины, кудахтающие байки, гремящие тарантайки дорожных трудяг-рикш. Они мчатся, сигналят, прерывистыми звонками задают ритм этой оживленной нестройной утренней песне.
На первом крутом перекрестке у обрыва собрались водители больших и старых железных рикш. Они зазывают народ и набивают ими клетушки своих незамысловатых возниц.

- Муджи бабА! Муджи БабА! БабА –джи! Ай! Эээ – машут они головой, неспешно усаживая в недра рикши еще одного волосатого европейца или даму с сияющим неземным лицом.

Все иностранцы знают, что на этом пятачке с восьми утра уже работает транспорт, который отвезет их в ашрам к большому как солнце, и мудрому мастеру Муджи.
Железная клетушка набита.  И люди, сидящие друг на друге на тесных скамейках и готовящиеся к  двухчасовому просветлению в зале с мастером, уже начинают готовиться к нему. И потому, несмотря на сложность и неудобства поездки в тарантайке, с ангельским терпением, кротостью и нежностью в глазах смотрят на своих соседей по рикше.
Их глаза, застенчиво улыбающиеся, еще не до конца верящие в возможность безусловной любви внутри своего сердца, надеются поймать одобрение и понимание на лицах окружающих.
- Я правда хороший? - часто спрашивают эти глаза. – Мне так хочется быть лучше! Быть чем-то новым, таким свободным и вечным, о чем так часто рассуждают здесь повсюду, что разговоры эти невидимой нитью уже вплелись в Ришикешский узор, стали частью его весеннего воздуха.
- Хороший, хороший – отвечают глаза напротив, смотрящие из глубины уже увереннее и спокойнее.
А другие глаза ведут себя еще отчужденно и даже испуганно – и пока молчат.
Collapse )

 

Прекрасный 2016

Прошлый год начинался сюрреалистично. В стране победившего магического реализма – невероятной Индии – я танцевала на новогоднем шоу в столице штата Андхра-Прадеш, городе Хайдерабаде. Индусы не придумали ничего лучше, как поставить мое изображение с кастинг-фотографии на новогоднюю афишу города. И изображение скромной Настюшки в бразильской короне из карнавального костюма, издали напоминающей древнерусский кокошник, красовалось на рекламах города и входных билетах. «Вот это слава!», - скажете вы и улыбнетесь. Наверное, это и был пик моей танцевальной «карьеры» в Индии. Ведущие шоу называли меня громкими словами «International dancer». Я очень хотела найти афишу и забрать ее с собой на долгую память, но для истории заполучить мне удалось только этот снимок. Задник сцены, на которой происходило действие.


Фотка со мной в центре 2016 года. По бокам - боливудские певицы, принимавшие участие в шоу.

Через день карета превратилась в тыкву.  Я прилетела домой в Гоа, сменила карнавальные наряды на шлепки и шорты и продолжила трудиться скромным русским гидом. Возила людей на водопады к обезьянам и слонам, к статуе Шивы и на руины великих индийских империй.Collapse )

Репортаж из Дзен-похода. По углям, по стеклам.

В минувшие выходные я принимала участие в необычном походе. Вместе с лесом, горными тропинками и красотой природы был еще ЭКСТРИМ! Мы стояли на битых стеклах, лежали на гвоздях, ходили и бегали в слепую, а в конце дня пробежались по тлеющим углям. Мозг не мог в это поверить. Мне пришлось пробежать по углям три раза для закрепления ощущений и веры в это. После дзен-похода в голове как будто стали рушиться границы сомнений и страхов, ограждающих мою жизнь от чего-то грандиозного и необыкновенного. Это были очень сильные ощущения. Как будто внутри росли крылья веры в свои большие силы. Абсолютно все участники похода - ОБЫЧНЫЕ люди, далекие даже от регулярных вылазок в горы. Не говоря уже о каких-то экстремальных практиках. Захотелось написать хороший осмысленный текст об этом. О наших возможностях, страхах, негативных эмоциях и приключениях на пути к СВОБОДЕ. Вдруг это вас вдохновит )

**********

Разбитые стекла, лежащие в куче на полу, громко хрустят под весом тела. Смотреть на это со стороны – довольно странно. Так и представляешь, как раскрошившиеся кусочки стекла прямо сейчас с резкой болью впиваются человеку в кожу. Но действо продолжается. Голой ногой на битое стекло становится сначала одна нога, потом – вторая. После первых секунд стояния затихает страх и наступает облегчение – стоять на стеклах действительно не страшно. Главное – не двигаться.



Collapse )

Самый красивый город Вьетнама

Однажды служанка нашла в доме хозяина золотую пуговицу и, боясь гнева помещика за якобы воровство, проглотила ее. Женщина оказалась беременной и у нее начал расти живот. Через девять месяцев служанка родила сына-Черепаху. Сын-Черепаха оказался смышленым и через два дня уже умел говорить и писать. Вскоре сына-Черепаху отправили пасти буйволов. Когда буйволов стало слишком много к сыну-Черепахе стали присоединяться хозяйские дочки. Младшая дочь влюбилась в Черепаху, потому что иногда тайком от всех он превращался в прекрасного принца, который умел летать, принц-Черепаха брал за руку младшую дочь помещика, и, пока буйволы паслись, они летали по небу...
В это же время на другом краю Вьетнама в горы отправилась и там заблудилась девушка - дуреха и неумеха. Она забрела в дом к огромным и страшным великанам, которые оказались людоедами. Людоеды не убили девушку, а оставили присматривать ее за своими малолетними детьми и даже накормили непонятным ужином – человеческим мясом (как потом оказалось). На чердаке дома людоедов она обнаружила полуживой скелет – жертву великанов. Бедняга истекал кровью и приказал девушке бежать, пока людоеды не откормили ее лущеной фасолью и не съели тоже. Девушка послушалась умиравшего беднягу и убежала. По дороге домой она встретила свою любовь – прекрасного крестьянина. С тех пор девушка стала примерной женой и не отлынивает от работы. А людоедов крестьяне поймали. С тех пор никто не беспокоит тех, кто отправился в лес за хворостом.
Вы еще читаете вьетнамские сказки?))) Тогда мы идем к вам.
Вьетнам без войны и американских бомб, без фильмов Стэнли Кубрика и миллионных кинопрокатов, без азиатской рутины бетонных городов и их трудоголиков, без Хошимина и даже вьетнамского коммунизма. В Хойане царит вьетнамская амнезия. Прекрасная, романтичная, стойкая. Как будто здесь современному Вьетнаму, уставшему за жизнь от реализма, нужно было срочно забыть все штампы о себе и впасть в измененное состояние сознания. А именно – сказочное.
Кажется, единственное, что хорошо помнит престарелый Хойан – это сказки. Атмосфера старинных желтых улиц настраивает на чудесный лад. Как будто здесь Вьетнам сладко оглядывается в прошлое и в нем засыпает, забыв все плохое.


Collapse )

Читаю с удовольствием книгу "Пространство сознания", автор Илья Беляев

Третий день по чуть-чуть читаю офигенную книгу!
Всем, кто с почтением относится к АДВАЙТЕ. Всем, кому интересна природа нашего сознания и что вообще такое СОЗНАНИЕ. Всем, кто давно чувствует, что все-все в этом мире ЕДИНО - от вашей мысли до звездной пылинки на другом краю галактики. Что все - единое сознание, океан света. Что весь мир - это единая игра. Как идти в эту суть, в эту игру, чувствовать это в себе. Написано просто, легко, точно (как будто сложная физическая формула на доске расписывается), с иронией (иногда просто прекрасной, читаю и смеюсь), с потрясающими историями про живых индийских гуру, которым уже по 110, 120 или даже 150 лет! Чувствую, эта книга войдет в топ моих золотых хитов :) Не пропустите, мои друзья, если еще не читали. Всем советую очень-очень.